Воскресенье, 15.09.2019, 21:24

ЗИНАИДА ГАЙ

Сайт автора книг об энергиях планет в человеке

Меню сайта
Календарь
«  Сентябрь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Сказка-быль о последнем русском царе

               Было это давно. В году, каком не помню, но в то время в нашей стране все шло наперекосяк. Беда с бедой так и гуляли по нашим улицам, но и праздничных дней почему-то в календаре было не меряно. Что ни неделя – то какой-нибудь непонятный праздник. Праздник то праздник, но веселья от того никому не было. Народ уж и дивиться перестал всем этим глупостям.  Просто не выходили мы в те дни на работу и от нечего делать пили много.  А потом и это стало надоедать. Пить водку то есть. Видно, Бог управил нас, и мы отказались от нее как-то без усилий и без всяких указов партийных.

                 Сказано было, что в то время нами правил человек хороший. Потому хороший, что с него все и началось, это наше нынешнее житье. В то время его то ли президентом, то ли резидентом выбрали, уж не помню, как правильно это слово-то пишется. Их тогда ох много было, резидентов-то. Нравилось им это название, видать. Но царь – он всегда один, и потому главного мы все равно как царя или короля воспринимали. Хоть на четыре года, а царь Всея Руси! После всех предыдущих он нам диво каким хорошим показался. Так ведь при других  мы и сами как чокнутые ходили, а при нем проснулись маленько. Видим мы, что мужик он немудрящий, много не болтает, за другими не повторяет, руками не машет, пьяные танцы с немчурой не пляшет. Так и мы перестали.

              По первости он вроде как и все остальные цари был, но сразу же отличился тем, что он предыдущего батюшку-царя не обидел, а наоборот - хоромы ему свои предоставил и советы всякие спрашивал. Уважил старика! И нам приятно. Потому как надоело нам смотреть на то, как они друг дружку хают. А потом сами что хотят, то и воротят. А этот незаметно как-то пришел, работал себе помаленьку. Народишко-то его не особо боялся, так как он еще одну мудреность придумал: не увольнять и не ссылать неугодных ему, не обзываться прилюдно и не угрожать. Тихонько так вызовет к себе, поговорит один на один: «Ты, мол, сам натворил – сам и хлебай теперь эту кашку-то. Я а тебя не тороплю. Сколь хошь, столь и хлебай, а лучше головой своей думай,  как теперь все, что натворил, разгрести побыстрей. Тебе же со своей семьей и детками-внуками в этом жить. А то, что я уволю тебя с этого места, и ты в Москве отсидишься до самой пенсии - и не надейся даже. Ты ведь сам в ту губернию просился, что все как лучше сделаешь – клялся-божился. Али забыл уже? Ты – тамошних людей хорошо знаешь, ресурсы всякие, да и народ тебе чего подскажет. Вы ведь почти родня теперь. Вот и решайте вместе, как в добрых семьях делают». Примерно так и говорил со своими чиновниками. Так и не кидался людьми-то государственными. Видать, он историю хорошо знал и поучился  этому у самой Екатериной Великой. Та, ох баба умная была. Кадрами не кидалась и народ к себе всякий принимала. Знала, что каждый народец в таком большом хозяйстве в чем-нибудь да сгодится. Чего в нем еще было хорошего, так это то, что он сам своей головой думал, и никто ему не подсказывал, куда рулить и чего говорить.  Мы ведь хоть и простым народом считались, но вот это сразу в нем приметили.

                  Так во-от. Правил он вроде как все поначалу, потому как чем дело закончится – мы не знали - не ведали. Но когда его на второй срок царем выбрали, тут он  фортель-то и выкинул. Тот самый фортель, который всю нашу жизнь в корне поменял. И не только у нас, а на всей матушке-Земле.

                 Было это сразу после выборов очередных. Как только его короновали во второй раз, так он с той самой знаменитой речью и выступил. «Спасибо, - говорит, - дорогие мои соотечественники, за доверие, за поддержку! Столько процентов еще никто и никогда не набирал, тем паче, что все по-честному было, без подлогов всяких. Сами видали. А теперь я хочу вам вот что сказать. Сколь живу я на белом свете, столь и мечтаю одну идею в жизнь воплотить. Свербит она меня, прямо спасу нет. И была не была! Скажу ее вам. И не только скажу, но и в жизнь  буду проталкивать. Мне всяко-разно не больше четырех лет вами править. Так по закону положено. Но вот сами подумайте, а если б вам такое: раз в жизни всю страну, которая доверяет вам, и на четыре года во власть полную? Нешто бы вы не воспользовались этим? Это ж каким дураком надо быть, чтоб проспать такое дело и идею свою сердечную в жизнь не воплотить? Так вот! А теперь про эту самую идею…»

             И замолчал чего-то. С духом, видать, собирался. Мы-то думаем, что он сейчас опять про процветание дальнейшее или опять с кем соединяться-разъединяться, но ушки-то навострили на всякий случай. Тут он и выдает: «Ни о каком процветании я вам говорить не стану, и никого мы догонять и перегонять не будем. Скучно это, да и говорено уже много раз. А толку? А теперь давайте так сделаем. Я вам  позволю делать то, что вы сами желаете. И никого за это наказывать не стану. Ни одного человека в тюрьму не посажу, ни одной войны не начну, но и не дам ни одной льготы никому. Сами себе во всем помогайте. Но  об одном прошу: делайте только то, ЧТО ВАША ДУША ХОЧЕТ. ТО, ЧТО ВЫ САМИ ХОТИТЕ, А НЕ КТО-ТО ДРУГОЙ. И Бог, говорит, вам в помощь. Вот это самое главное. Подумайте сначала, торопиться в таком деле негоже. Я уж и это продумал. Все деньги, которые на льготы уходили, сейчас направлю на то, чтоб дать вам время подумать как следует. Ну, а если кто мою идею сразу понял и поддерживает меня, то прямо сейчас и начинайте. Но вранья не потерплю, чего правда, то правда. Да вы и сами того не захотите".

              Вот тут тишина была, я вам доложу! Такой тишины мир отродясь, наверное, не слыхал. Уж на что приближенные его, и то смолчали. Сразу было видно, что и они не готовы были к такому крутому повороту. Не знали то ли хлопать ему, то ли еще чего. Да и по какому месту хлопать - тоже не понятно было. А он поклонился, да и ушел себе своей знаменитой походочкой. Только что под нос себе не подсвистывал.

                  И как-то он так сказать-то сумел, что эти слова его простые в самую душу проникли? «То, что ВЫ желаете, а не кто другой». Вот это труднее всего было понять. А чо мы-то желаем? Мы ведь по указке привыкли, да и то как попало. И даже наперекор. Но лишь бы указка была.

                 Долго ли, коротко ли, но спохватился народишко. До того, конечно, церковники да экстрасенсы всякие шептались, что это и есть Конец Света, и резидент наш точно с ума сошел. А астрологи даже по звездам это втихаря подтверждали. Только сразу было понятно, что это они не по своей воле говорят. Как-то уж так сложилось, что у нас глаза как умытые стали. Разлепили мы их, что ли? Но видеть все стали ясно. Особенно где дело касалось того, сам ли это человек хочет или кто управляет им. Вот сразу видать и все тут! И человек такой сам смущался и даже руками на себя махать начинал, как будто от нечисти какой отмахивался. Неприятно ему становилось. Ох, трудно было нам поначалу-то. Мы и так и сяк головы ломали, а чего хотим – сами не знаем. Запад глядит на нас и думает: «Рехнулась Рассея! Теперь голыми руками ее бери. Российский народишко думать разучился и теперь только и ждет команды. Чего бы ими не покомандовать-то? Вот мы их сейчас!». Но - накося выкуси! Мы и сами с усами. Вспомнили все-таки, кому чего мечталося когда-то! И, веришь ли, нет ли? - но где-то через полгодика такой подъем начался, что все только ахнули.

              А начиналось вот как. Перво-наперво, правильно он сделал то, что никто нас не торопил и никаких сроков не устанавливал. Думай себе, сколько душе твоей угодно, но найди такое дело, которое твоя душа хочет. По первости никто ничего не делал, ведь русская мечта какая - лежать себе на печи да есть калачи. По сказкам так получается. Да видать что не так. Было дело – лежали и  в потолок плевали, но быстро от этого безделья сами же и измаялись. Если тебя никто на работу не гонит, то душа сама дела просит. Не могу сказать как во всей стране. Но в нашей деревне события так развивались. Видать и во всей России так же, коль мы к одному и тому же пришли.

               В тот день мы собранье в клубе собрали. Никто нас туда не гнал, само собой как–то получилось. А где еще такие государственные вопросы обсуждать? И вот мы давай вопросы друг другу задавать. Ванька-то наш самый первый и ляпнул: «А я вот всю жизнь мечтал соседу своему морду набить! И что теперь – можно? И в каталажку не потащат?» Тут народ призадумался и почуял, что запросто сплошной мордобой может получиться. Мало ли кто кому за всю жизнь морду набить мечтал? Да и войны ух как надоели. Сколь воевать-то? Замолчал, приуныл народишко. Веришь – нет? Как будто разом у всех душа заплакала: «Не хочу никому морду бить и все тут!». Тишина опять в клубе.  А тут Марьюшка то ему ласково так и говорит: «Нешто ты, Ванечка, только об этом и мечтал? Али другого ничего не придумал? Да и твоя ли это задумка была? Может, кто другой подсказал? А ты и поверил, что это ты хочешь, а не кто другой». Опять призадумались – а ведь так оно и выходит. И так и сяк вертели, но все к одному сводится – никто вроде как ничего делать не хочет, а отдохнуть точно надо. Да и не отдохнуть вовсе, а в тишине побыть, одному подумать, наедине с душой своей. Так и разошлись по домам, каждый к своей душе. Дня три тихо было. Председатель-то наш за голову хватается. «Бардак, говорит, будет, да и только! Посевная на носу, кто хлеб будет сеять? А убирать кто? Едоков-то вон сколько, а пахать некому будет. Ведь все как один, паразиты такие, в Москву попрут – клипы еретические снимать и деньгу легкую сшибать!»         

                 Только ошибался наш председатель. Нашлись все же те, кто сам хотел хлеб сеять-убирать и без всяких председателевых указок. И много таких было. Были и такие, что уехали сразу кино снимать или в артисты-бизнесмены, но ведь и из больших городов к нам понаехало тоже немало народу. У многих городских людей душа к земле сама потянулась. Вот и выровнялось все помаленьку. И не было никакого бардака. А труднее всего пришлось председателю нашему. Он ведь только командовать привык, да и то по указке сверху, и потому совсем забыл про свои мечты. Но и он вспомнил, что всю жизнь пчеловодством мечтал заниматься. Он и теперь пчелами управляет. Сам поглядите - ему уж за сто, а какой молодец!  А глаза у него стали счастливые. Ни разу с тех пор он даже не ругнулся ни на кого, да и жена с детьми не нарадуется на него и жизнь новую.

                Душе ведь что надо? Ты ей только не указывай, а она сама все сделает. Ведь ею сам Бог управляет, а Он не может ошибиться. Вот как в нашей деревне дело было, и все как-то правильно и без всяких бед сложилось. В тот год мы, может, самый большой урожай собрали. И не только собрали, но и сохранили его хорошо. Всем всего хватило. Еще с соседями делились. У них чего другого было много, а у нас хлебушка. Мы с того времени радостные какие-то живем. Ни на кого не обижаемся и сами никого не обижаем. Не по душе это нам. А потом другие народы поглядели на нас и тоже потихоньку к нам в этом смысле присоединились. Уж очень новая идея нашего царя им понравилась.

                 Одно скажу – не было у нас царей с той поры, он последним был. Мы сами себе царями да королями стали, потому и живем как цари. Что ни дом, то палаты царские, что ни подворье – то сады Семирамиды или еще лучше. А что самое главное – заднего двора от переднего не отличишь. Видишь, и Природа-матушка нам навстречу пошла. Мы ведь ее обижать перестали, как хозяевами своей жизни себя почувствовали. Мы ведь еще тогда вот до чего догадались: как только какие птицы или звери с лица Земли исчезают, так и следом народность какая-то уходит в небытие. Оно ведь как оказывается: каждая птичка, зверюшка, букашка или даже растение не только для себя живет, а за какое-то народное племя отвечает и даже помогает ему выживать. И наоборот тоже. А кто знает, какого ты роду–племени? Пропадать-то насовсем никому неохота – вот мы и помогали им выживать. А они нам. С той самой поры мы  ни одной мусоринки в речки-озера не бросили, не могли и все тут! Душа была против. Да и умом поняли, что это нам и нашим детишкам, а не ворогу какому. Как стали мы себе хозяевами – так и сами себе врагами быть перестали. Мы себя зауважали – и других тоже. Войны-то с тех пор и не слыхать, потому как места всем хватает, и все само собой как-то правильно распределилось. Бедных тоже нету, а про тюрьмы-каталажки и вовсе позабыли. Видать, так и было с самого Начала задумано. А мы-то мудрили!

2001 год. 24 декабря.

Вернуться к списку сказок   

Яндекс.Метрика