Воскресенье, 15.09.2019, 21:09

ЗИНАИДА ГАЙ

Сайт автора книг об энергиях планет в человеке

Меню сайта
Календарь
«  Сентябрь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Чепуха

             На Руси деревень всегда было огромное множество, но была когда-то одна, самая главная, от нее, видать, все наше нынешнее житье-бытье пошло. Называлась она просто: Чепухой. Давно это было. Даже давнее, чем вы думаете.

            Самым первым туда приехал на житье никому не нужный мужичонка. Выгнали его отовсюду, мешал он людям работать в поте лица. Не нравилось ему работать и все тут. А хотелось ему всегда чепуху молоть. Ему это интересней всего на свете было. Но другие такого не любили, их это от дела отвлекало, да и разговаривать не больно-то умели. Они все больше руками. А этот мужичонка только говорить и был мастак. Уж как встанет с утра, так и давай чепуху молоть. Мужики другие на мельнице муку мелют, а он присядет рядышком, да и давай молоть свое. Они сначала-то посмеивались, слушали, а потом надоело. Вот и выгнали его из деревни своей. А не болтай тут всякую чепуху.

            И пошел мужичонка по белу свету. Но вот беда: нигде долго не задерживался. Все видишь ли делом были заняты, некогда им было слушать его. Мучился он так долго, пока не нашел какую-то никому не нужную избу, да и остался там жить-поживать.

            Сначала долго один жил, но не унывал, верил в счастье свое чепуховое. Потом как-то баба одна к нему прибилась. Прогнал ее мужик из дома за то, что много болтала. А другие не захотели ее взамуж-то брать. Больно слава о ней худая шла, болтает мол много. Так и прозвали ее – Болтушкой. Мужику своему она и впрямь даже спать не давала, все несла какую-то чепуху. Уставал он не от работы, а от ее болтовни, да и выгнал ее. Пошла она, горемычная, по белу свету, счастье свое бабье искать, да и встретила того мужичонку. Так и осталась с ним. А что? Вместе оно куда как сподручней, чепуху-то молоть. Не скучали они. Потом, не знаем, как уж получилось, но родились у них дети, да много так!

            Детишки у них были ма-а-аленькие, чепуховые какие-то, да вот интересно: как только родились, так и болтовней занялись. Родителям ихним это не удивительно было, да и некогда: ведь за день столько чепухи надо намолоть, а чепушата хорошо помогали им. Дружно жили, чего уж там и говорить! Другие позавидовали бы, никогда не ругались, ведь работы на всех хватало. Работящие ребятишки росли, хорошо языками мололи.

            Забот у них не было, да и какие заботы? Разобьет сынишка нос, тьфу, чепуха какая! и побежит дальше. По своим чепуховым делам.

            Наш народ всегда путешествовать любил, все счастья ищут. И тогда искали. Через их деревеньку много их проходило, некоторые задерживались навсегда. А что?

            Простой мужик понимать начал вот что: как ни работай, все равно чепуха какая-то получается - все барину достается или чиновнику. Надоело это до самой зеленой тоски, вот и пошли искать счастья. А тут деревенька такая, Чепухой прозывается. Все им нипочем, ничего не боятся, на все наплевать, живут себе - не тужат. А чего еще простому человеку надо? Вот и оставались там многие на житье.

            Росла бы деревенька - разрасталась, кабы не один случай.

            Зашел к ним в деревню как-то один мужик. Все бы ничего, да он уж больно другое дело любил. Работать, думаете? Да нет, он любил ерунду городить. Да еше на постном масле. Так городил, что никто за ним угнаться не мог. Городит и городит себе. Получился первый огород, только там не картошка росла, а так - ничего не росло. Просто отгорожено было.

            Людям из этой деревни было все равно: ну и пусть городит себе, нам-то что? Земли вон сколько! Бери - не хочу, да и городи себе! Вот он и нагородил.

            Так рядом с Чепухой другая деревня образовалась. Назвалась она как-то сама собой Ерундовкой. Вот чего там было по другому, та это все-превсе отгорожено было. Откроет бывало баба печку, а там все и разгорожено. С вечера мужик постарался, а она, баба, ему все табакерку разгородит. И ничего - не ссорились. Каждый, как может, так и работает. Никто никогда никого не упрекал, что, мол, ернуду ты городишь. А еще интересно то, что у них много постного масла было, все с соседней деревни к ним занимать ходили. А как же? Без постного масла ерунду неинтересно городить, она по правилам обязательно должна быть на постном, а не сливочном или еще каком масле.

            Так и жили. Потом другие деревни рядышком построились: Ахинеевка, например. В этой деревне все мастаки были, уважали их за то, что они лучше других ахинею несли. Вот встанут с утра и несут и несут себе, никогда с пустыми руками не ходили. В гости к другим - со своей ахинеей.

            А следующая деревня называлась Околесицей. В ней немного народу жило. Трудно это. Не всякому дано  - околесицу нести.  Стойкие были они ребята, все в округе их тоже уважали.

            Одна совсем странно называлась - Галиматья. Там самые  умные люди жили. Не очень-то их понимали, но все ж свои были. Когда в гости придут, их слушали с удовольствием. Такую бывало галиматью принесут - призадумаешься на несколько дней.

            За версту или чуть дальше жили веселые люди, и деревня у них называлась Пустозвонка. Вот звону-то было с утра и до вечера! Этим и церкву не надо, а зачем она им? Им и так ничего не слыхать от звону пустого. Веселые были. Как праздник какой на Руси, их везде приглашали. Самые желанные гости были. Да они и без праздников все время пустозвонили.

            Рядом с ними, прямо через овраг, обжились Пустобрёхи. Вроде как родные они, но все же другие какие-то. В этих Пустобрёхах уж больно собак любили. Наверное, чтоб не путали их с другими. Как пройдет какой путник мимо, так оббрешут, что он и сам поверит, что он такой-сякой.

            Одна деревня вовсе на отшибе стояла. Там серьезные люди жили, многие вокруг и не понимали ее название -  Вакуум. Они никого не любили к себе в дом приглашать. Если подумать хорошенько, они теперь, наверное, староверами называются. Суровые были они, из Вакуума-то, все в небо любили глядеть, дома у них ой какая пустотища была, да и болтать не любили вовсе. Но что хорошо, так это то, что они и к другим никогда не приставали. Как кто мимо их деревни идет, так вроде как все внутри пусто становилось. Пугало это проезжих, вот и старались обойти их стороной.

            А из четвертой деревни, из Дуровки, любили потом невест брать взамуж, уж больно девки оттуда были ладные да хорошие в хозяйстве. Почему, спросите? А ведь давно на Руси так говорят: дура - дурой, а умная! Оттуда, наверняка, и пошло это выраженье ума русского.

            Ну дак и что долго перечислять? Так и пошли названья у других деревень, которые рядышком. Это ведь у кого какое направленье! Разрослися они на целую губернию: Чушь, Белиберда, Пустяки, Пустомели, Нелепица, Пустопорожка, Бездари, Брехуны, Мелочевка, Малые Дураки и Большие Дураки, Всеравновка, Глупово. Это село потом в целый город выросло и про него аж целый роман сочинили!

            Сказано уже, что давно это было. Тогда еще хан Мамайский с Руси подати брал. А как узнал он, что есть такая губерния, которая налогов ему не платит, так и осерчал. Обидно ему стало, что столько денег ему мимо казны проходит, да и послал своих мамайцев к ним.

            Мамайцы люди были немногословные, злые как татары. Приехали они туда, народ сам сбежался. Татар там никто отродясь не видал, интересно всем поглядеть-то. Потом будет о чем попустомелить-побрехать.

            И сказали суровые мамайцы, что они, мол, от самого ихнего царя Мамая пришли за податью. Ничего не поняли наши поселенцы: они и слов-то никогда не слыхивали таких. А кто и помнил, тот сделал вид, что не знает - не слыхал. Тогда мамайцы объяснили через толмача, что, мол, что есть лишнего, так и несите сюда, в обозы наши.

            Ой как обрадовались наши мужики и бабы, да так, что мамайцы сами перепугались: что это такого радостного они услышали? Татары-то все больше к слезам горючим привыкли. Но виду не подали, молчат себе гордо. Они ведь такие раньше были - гордые. Глаза у них узкие, из под папах еле видать. И чего злились - непонятно.  А народ тем временем по домам побежал. А как же! У них ведь лишней чепухи да околесицы завались. Вот и принесли послам татарским все, что в домах было, даже про запас не оставили. А зачем? У них этого добра!..

            Особенно расстарались из Чуши: и поросячью, и собачью чушь приволокли. Еле дотащили.

            Смотрят мамайцы, ничего понять не могут. Чего они, эти мужики так радостно валят в мамайские обозы? Но это не их дело, в ханские обозы-то заглядывать.

            И поехали они обратно, к хану Мамаю. Что там было, никто не знает, но наверное, хан так доволен остался, что потом никогда не посылал своих разбойников. А мужики даже жалели об этом, все вспоминали татар добрым словом.

            В ту пору выше Мамая только Бог был. Проснулся он как-то спозаранок, смотрит, а его архангелы в смятеньи стоят. Не знают, что и сказать-то на утреннем отчете. Тогда Бог и повелел рассказать все как есть. Тут они и начали какую-то ахинею нести. А по-другому и не назовешь. Ничего Боженька не понял. Уразумел только, что из какой-то губернии русской молитвы странные доходят до Его архангелов.

            Осерчал Бог, что ничего архангелы растолковать ему не смогли. Повелел он тогда свой небесный мелкоскоп принести, да и посмотрел в самый вниз на эту губернию.

            А как разглядел все, так и расхохотался. Да так, что гром небесный грянул прямо посреди зимы. Долго так гремел, потому как Боженька не мог свой смех унять. Смотрит снова вниз, думает напугал их, мужиков-то и баб. Ан нет! Им все нипочем! Так и плюнул в сердцах: "Тьфу, чепуха какая!" И оставил их в покое. Все ж божьи твари. Да вреда от них никакого, пусть себе веселятся. Понравились они Ему, к самому сердцу пришлись. Работы у Него, сами понимаете, всегда много и скучать не приходится, но иногда и Ему грустно становится - вот он и глядит вниз на них, на дураков. Все на душе у него веселей становится. Может оттого  у нас "дуракам - счастье"?

            Долго ли, коротко ли, но тут цари разные появились на Руси. Всяк по-своему правил. Один царь прознал про них, да велел их всех по разным губерниям развести, на казенных обозах. Потому как ничего они не боялись, а царю, сами знаете, от таких толку мало. Может быть, даже вред один. Им, царям, виднее.

            Того царя Ванькой Грозой прозывали в народе. Приказ его сразу выполнили, потому как лютовал он тогда. Так и прижились они в разных местах и все им нипочем.

            Как услышите про пустобреха или какая баба околесицу несет, так и знайте, что с этих мест люди. Иваны-дураки, которые в сказках, тоже родом отсюда.

            Много их стало, и не сосчитать!

            Тьфу, чепуха какая! Ну, да что делать-то? На чепухе мы все замешаны, в глупости живем, ахинею несем, постным маслом заедаем. Вся жизнь у нас теперь такая.

            Ты прости, коль что не так, а кто слушал, тот дурак!

 

1996 год, февраль.

Вернуться к списку сказок   

Яндекс.Метрика