Суббота, 21.09.2019, 07:43

ЗИНАИДА ГАЙ

Сайт автора книг об энергиях планет в человеке

Меню сайта
Календарь
«  Сентябрь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Часть 4

ПРИТЧА ВОРОНА
 
Вот и свели нас высокие горы,
Мы с ним один на один.
«Вечная лета, свет Белый Ворон,
Неба ключей господин!
Видишь, пришел к тебе с миром и хлебом,
Мать каравай испекла,
Точную копию звездного неба
Мне на дорогу дала…»
 
То ли признал меня свет Белый Ворон,
То ли устал молчать,
Но потихоньку пошли разговоры.
Надо ж с чего-то начать?
 «Аль не нашел по себе вороницы,
Что же ты вечно один?
Что же людей ты так сторонишься,
Сердце ли в холоде льдин?».
 
Вижу, скопилась в Ворона Чаше
Полная чаша слез.
Не опрокинуть бы! Голос уставший
Сквозь пелену* донес:
«В Книге Истории слиплись страницы,
Тьма поглотила Свет.
Было, когда-то любил я царицу,
Не было краше и нет.
  • «Сквозь пелену». При разговоре с Белым Вороном (и даже при написании этой поэмы) в ушах постоянно был легкий гул, резко поднималось давление крови. Видимо, это память организма о давлении в горах.
 
Я ведь украл ее, сердца царицу.
Как-то смотрю, в тереме
Плачет горючей слезою девица,
Да и живет как в тюрьме.
Муж ее царствовал кровью, не потом,
Всюду врагов искал.
Как не посмотришь, иль на охоту
Иль на войну ускакал.
 
Годы уходят, а он хороводит.
Как родила сыновей,
И сыновей от царицы уводит,
Чтоб послужили войне.
Я прилетал к ней каждый денечек,
Сердцу уж было невмочь,
Так  полюбил ее, свет мой цветочек!
Все же не знал, чем помочь.
 
Крикнула как-то в небо царица:
«Прахом по ветру развей
Сердца печали! Вот бы забыться
Мне да в любви твоей.
Слово и дело!». Слово - не птица,
Слово – не воробей.
Бросила мужа эта царица,
Бросила и сыновей.
 
И поклялася не возвращаться
В царство свое никогда.
Вечно ли кругу печали вращаться?
Думалось, что навсегда
Мы с нею вместе и не расстанемся,
Вот и сбылась мечта.
Мы улетели в Жемчужное царство*.
Ах, золотые года.
  • Жемчужное царство – это, скорее всего, наша молодая Луна, которая народилась одновременно с планетой Меркурий.  
 
Жили мы с нею как брат и сестрица,
Не было даже и дня,
Чтобы друг к другу душой не стремились,
Тоже любила меня.
Но не дано было счастью продлиться
Многие тысячи лет,
Все же пришел за моею царицей
Вестник по имени Смерть.
 
Младшенький сын ее. Как мы приветили,
Радость и пир горой!
То-то соскучились. Видишь ли, дети
Не понимают порой
То, что у матери, пусть и царицы,
Тоже быть может любовь.
Только ль у юноши или юницы
В сердце бушует кровь?
 
Время проходит, молвит царица:
«Я, мол, скучаю по ним.
Ты уж позволь мне домой возвратиться.
Быстро проходят дни.
Я на неделю. Слово и Дело».
И опускает глаза.
Как отпускать мне ее не хотелось!
Все же неволить нельзя.
 
Все я предвидел, но горькая доля
Тоже бывает сладка.
Так уж бывает, тюрьма и неволя
Манят издалека.
Могут казаться с высей красивыми
Мерзость и всякая мразь.
Может у путника и ностальгия
Силу мечты украсть.
 
Долго ли, коротко, мы распрощались,
Сыну в заплечный мешок
Я незаметно вложил на прощанье
Перышко-и-посошок,
Есть там на кончике бела жемчужина.
Силой владеет большой
Тот, кто владеет перышком, служит
Только Любви всей душой.
 
Вот, в свое царство она воротилась.
Что же ее  там ждало?
«Добрые» люди ее обвинили
В сговоре с дьяволом.
Царь же развратник – с новой девицей,
Много же их он сменил!
Чтоб не мешала снова жениться,
Царским указом казнил.
 
И сыновья не смогли заступиться,
Каждый свой крест понес.
Видно, дано было с неба пролиться
Чаше, полнехонькой слез.
Сколько над царством я этим кружился,
Чтоб воскресить ее
Мертвой водою, живою водою,
Но не отдали ее.
 
Все было попусту, сколь я не бился.
Это двуглавый орел
Не подпускал меня к свет лебедице,
Силу большую обрел.
Да и народ от меня открестился,
Все б со двора прогонять.
Тень ли сознание их помрачила?
Ворона вором назвать!
 
Все может Ворон, не может неволить.
Я улетел от людей,
Да на высокую белую гору,
Чтоб не достала Тень.
Перевернулась, видно, страница,
Книгу читает Бог.
Как перестанут меня сторониться,
Так и воскреснет Любовь.
 
Все я предвижу, но беды не каркаю.
Как наверху, так внизу
Оберегаю и ставлю под арку*».
Ворон смахнул слезу:
«Анастасия**, свет мой цветочек,
Белая лебедь моя!
Сердца царица, нежный росточек.
Я не забыл тебя».
 
·         Об этом было сказано в главе об Орионе.
·         Анастасия – это воскресение.
 
5. ПРИМИРЕНИЕ
 
Вот ведь какая простая история,
Всем не хватает любви.
Кто же нас между собою поссорил?
Алчущий свежей крови.
Если не жаловать войны и горе,
Неинтересен палач.
Я помолчал и сказал Белу Ворону:
«Свет Белый Ворон, не плачь!
 
Это Она меня в горы послала,
Чтоб разыскал я тебя,
Чистой любовью дорогу устлала.
Мать не забыла тебя.
Как бы то не было, не возвращается
Все на круги своя.
Небо, и то, по спирали вращается.
Аль не узнал ты меня?
 
Я ведь и есть ее младший сыночек.
Сколько прошел я дорог.
Ты погляди: это твой посошочек?
Как же он нам помог!».
Я показал то волшебное перышко,
Ворон взмахнул крылом:
«Был ты, как помню, малый росточком,
Нынче - как буйвол силен.
 
Трудно узнать тебя. Ты изменился,
Видно, расширился Круг.
Многое вижу и все же не знаю,
Враг ты теперь или друг?
Вижу, пришел ты с миром и хлебом,
Мать, говоришь, испекла
Точную копию звездного неба?
Ладно, была не была!
 
Мне ли гнушаться Ее угощеньем?».
Ворон кусочек щипнул,
Горы застыли в немом восхищенье:
Ворон ли Слово шепнул?
Вот, посветлело Жемчужное царство,
И отступила Тень,
Новая раса у нас зарождается,
Вновь наступает День!
 
3 июня 2004 года
 
 
Выполнил, нет ли наказ Аполлона,
Это не мне судить.
Символу Солнца, Белому Ворону
Крылья не смогут подбить
Те, кто пророчит слезы и горе
Или же Света конец.
Встали за Ворона мудрые горы,
Встал и небесный Гонец. 
 
Продолжение следует в «Тайных разговорах с Белым Вороном».
Яндекс.Метрика