Воскресенье, 15.09.2019, 21:30

ЗИНАИДА ГАЙ

Сайт автора книг об энергиях планет в человеке

Меню сайта
Календарь
«  Сентябрь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Часть 2

4 марта 2011 г.
 
Если Париж стоит мессы, то Санкт- Петербург стоит поэмы из уст самого Творца, а каждый из петербуржцев - хотя бы одной Его поэтической строки.
Санкт-Петербург это город-поэт и город поэтов. Если бы кто-то сосчитал, то наверняка выяснилось бы, что здесь родилось и проживает самое большое количество поэтов. Этому способствуют не только стихии камня и ветра, но и плохой климат. В ненастные дни и ночи самое время мечтать и писать стихи.
Сразу оговорюсь, что я ни в коем случае не считаю себя поэтом, (куда уж мне?), просто передаю, что поняла об энергиях планет в ритмах, да и боги по-другому не разговаривают. Мне в этом Городе бывает так тоскливо, что сами собой рождаются стихи. Вот одно из них, которое написано буквально за тридцать минут. В ночь на 4 марта я хотела попросить у Бога помощи, так мне было одиноко и плохо на душе. В итоге получилось следующее:
 
Не просите у Бога помощи
 
Не просите у Бога помощи,
Наших просьб у Него без числа.
Все мы фрукты иль просто овощи
На огромных творцовых столах.
И Ему нужны витамины,
Молоко или на ночь кефир.
Он здоровым быть должен и сильным,
Чтоб для всех излучать Эфир.
 
Кто-то сладкой хурмою тает
На творцовом Его языке,
И счастливой себя считает
Даже репка в Его руке.
Кто-то яблоком сладким и сочным
Прорастает в Его саду.
Только тот, кто без червоточин,
Пребывает с судьбою в ладу.
 
Я, наверно, картошкой простою
На Его огороде росла
И недорого, видно, стоила,
Раз меня Он на Землю послал,
Чтоб до осени я прорастала.
Ох, и мудрый у нас Творец,
Я-то, дура, себя посчитала
Самым важным посланцем небес.
 
Мне, конечно, немножко обидно,
Что не сладкий я виноград,
Что не фрукт я какой солидный,
Но и мне он бывает рад.
«Приготовить картофель – искусство –
Так учил меня мой отец, -
Получается очень вкусно,
Коль подсаливать лишь под конец».
 
Быть картошкой – такая проза.
Я хотела бы стать, ей-ей!
Самой дивной и нежной розой,
Что Он дарит любимой своей.
Я бы пахла Его любовью,
Тонкость чувств бы смогла передать,
Расцветала бы снова и снова,
Источала бы благодать.
 
И тогда бы вселенная наша…
Размечталась минут на пять:
Ох, сбежала молочная каша!
Эх, плиту надо мыть опять!..
 
 
 
5 марта 2011 г.
 
Городские эскизы
 
Маленький Сизиф
 
3 марта ближе к вечеру я вышла немного подышать свежим воздухом, заодно посмотреть на то, как продвигаются дорожные работы на Кронверкском проспекте. Иду по переулкам, краем глаза замечаю маленького мальчика лет двух или трех в синем комбинезончике и с ярко-красной лопаточкой в руках. Мальчишка стоял на вершине небольшой снежной горки, насыпанной дворниками около чугунного забора, и только-только начал сбрасывать снег вниз. Рядышком на тротуаре стояла его бабушка. Она громко и увлеченно говорила по сотовому телефону о балконной двери, от которой ей сильно дует по ногам. Я пошла дальше. Через 45 минут я шла обратно по этому же переулку и увидела следующее: мальчик срыл эту гору снега вниз и забрался на следующую. У маленького Сизифа было немного уставшее и довольное личико, он победно смотрел на срытую им горушку. Бабушке его подвиг был «до лампочки», она так и болтала по сотовому на ту же самую тему - о балконной двери, от которой сильно дует по ногам.
Не знаю почему, но минут пять я смеялась до слез. Вспомнила Валентину Ивановну и ее совет жителям Города: мол, берите лопаты и тазики и сами убирайте снег. Видно, мальчик внял советам мэра города, ведь тетя Валя так вкусно и четко выговаривает слова. И еще она красивая и похожа на заведующую детским садиком. Мальчик решил помочь тете Вале, только вот жаль, что его бабушка тазик с собой не прихватила. Оно и понятно - у нее свои проблемы: балконная дверь, от которой сильно дует по ногам.
 
Новый петербургский бренд
 
Что касается опасных сосулек, так этот вопрос Валентине Ивановне можно решить очень просто и даже с большой выгодой для Города. Необходимо ей и всем ведущим чиновникам,  а также видным деятелям культуры и искусства показать личный пример - просто надевать красивые каски на свои умные головушки. Ввести моду на каски – и проблема будет решена. Вот увидите, что вскоре появятся розовые гламурные касочки для гламурных девиц, каски с рогами для настоящих мужчин, голубые каски для голубых, зеленые для зеленых, черные для готтов, для детишек - с разноцветными картинками, подарочные каски-валентинки для влюбленных, каски-поздравления для юбиляров, каски-реклама, каски-схемы метро для приезжих и т.д.
Тот предприниматель, которой первым просечет выгоду от новейшего, чисто петербургского бренда, быстро разбогатеет и даже прославиться на весь мир. Скорее всего, его фирма будет носить название «SOS!».  И, наверное, будет правильным освободить его от налогов, потому что он будет настоящим освободителем жителей Города от страха перед сосульками. Не знаю его имени, может быть, его зовут Александр, а может, Ибрагим, Изяслав или еще как. Это неважно, но после его имени через тире будет слово Освободитель. Благодаря его сметливости, люди полюбят суровые и слякотные петербургские зимы и даже вспоминать их добрым словом, ведь только зимой можно будет надевать нарядную каску.
 
Ночные битвы динозавров
 
Несмотря на то, что на нашей улице тихо, увы, здесь я плохо засыпаю. Однако бессонница помогает мне подолгу наблюдать за ночным городом. Недавно я три ночи внимательно смотрела, как убирают снежные завалы на Пушкарском переулке. Итак, была очень февральская холодная ночь, жители мирно спали. На место битвы со снегом прибыли: два снегоуборочных экскаватора (один маленький, один большой), Камаз, эвакуатор и одна милицейская машина. Вся техника была с мигалками и грозно рычала, видимо, на вражеский снег. Дня за два до этого события местное ЖЭУ честно развесило по всем парадным объявления, что с такого-то по такое то февраля всех владельцев просят убрать авто в связи с уборкой снега. Конечно, никто не отреагировал. Машины стояли как вкопанные, некоторые в буквальном смысле слова.
 Если бы эту современную картинку увидел средневековый житель, он бы умер от страха. Ему показалось бы, что это ночная битва динозавров. А храбрым и привыкшим ко всему жителям сказочного Города на это было наплевать, никто не проснулся, даже когда начали эвакуацию автомобилей. Я наблюдала за ночной уборкой снега с точки зрения древнего человека.
Итак, самый длинный динозавр начал захватывать в плен более маленьких и уносить их куда-то на своей плоской спине. Маленькие динозаврики не сопротивлялись, даже не пискнули. Потом большой оранжевый динозавр стал раскрывать свою страшную пасть и захватывать в нее кучи снега, он делал это неохотно, медленно и неуклюже. Видно, ему не нравилась эта грязная снежная каша. Складывать эту кашу в огромную пасть помогал его младший брат. Он был более шустрым и ловким. Пока старший брат разворачивался, младший быстренько делал маленькие горки снега, чтобы быстрее набить пасть большого брата. Когда она набивалась полностью, старший брат  поднимал ее высоко вверх и с грозным рычанием подползал к еще более старшему брату со странным именем Камаз, вываливая все из своей пасти. Камаз медленно набивал свое огромное брюхо и тихо уползал куда-то. Видимо, к еще более старшему брату, который живет за где-то Городом  и не утруждает себя ночными битвами. Время от времени братья-динозавры отдыхали, и тогда на один час наступала тишина. Удивительно, что некоторые маленькие динозаврики спаслись под снегом. Видимо, большие динозавры не заметили их в пылу боя, потому и не тронули. Эта страшная битва продолжалась три ночи.
Я смотрела из своих окон и удивлялась, до чего же у нас неуклюжая техника. В космос летаем, а снег убирать не научились. Да и не было у муниципальных работников никакой заинтересованности побыстрее сделать свое дело. Видно, они на окладе. Я представила себе сто трудолюбивых китайцев, которые тихо и быстренько убрали бы эту улочку за один час, а весь город за пару-тройку суток. Видимо, раз сами не хотим и не можем, то пора делать такие китайские десанты в русские города. Тогда и грязи не будет, и техники много не надо, да и куда дешевле выйдет. Вы возразите, что в этом случае Россия станет Китаем? Не станет. Они сюда зарабатывать приезжают, им своя родина милее. Многие гастарбайтеры задерживаются в наших городах именно из-за того, что им очень мало или вообще не платят за их тяжкий труд. Посчитайте хоть кто-нибудь из продвинутых чиновников, сколько стоит купить, содержать тяжелую технику, очищать от нее же экологию, оплачивать бензин, простои и т. д. и сколько стоит любому большому городу приглашать раз в сезон на недельку сто китайцев. Когда посчитаете, то сильно удивитесь.  
 
 
Цветы на снегу
 
В конце января было празднование очередной годовщины освобождения от блокады. Были речи, воспоминания, и конечно, красные гвоздики. Женщинам-зенитчицам, спасавшим Город, тоже возложили цветы у памятной стены, которая совсем рядом с домом, где я сейчас живу. Я видела эти замерзшие гвоздики на следующий день, а также пластиковый стакан и корочку хлеба. В стакане, видимо, была налита водка. Так поминают усопших на могилах.
Я не знаю имен этих храбрых девушек и женщин, спасших город от налетов и сбивавших вражеские самолеты. Но мороз по коже был и у меня. Совсем не от холода и ветра (ах, Ветербург!), а от вида этих мерзлых и уже сломанных от мороза красных цветов.
Девушки! – заплакала я тихо,- и это все, что вы заслужили? Да вам надо целые сады роз дарить на островах блаженных! Вы - чистые и храбрые, не долюбившие, недоцелованные, многие из вас не рожавшие даже! Какая тяжкая и несправедливая вам досталась доля! Вы, может быть, смотрите с небес на все эти фальшивые праздники, слушаете скороговорки чиновников и наверняка плачете там от обиды: «И это всё, что мы заслужили? Стакан водки, корочку хлеба и замерзший, сломанный цветок?». Вы, девушки-зенитчицы, и есть сломанные морозным временем цветы. Простите нас за то, что…. 
Я не знаю за что, но душа моя взлетела высоко-высоко и просила у них прощения. Может быть,
«… за то, что в пыли придорожной
Любовь с пустой сумою шла
И места Сыну не нашла*…».
 
И за это тоже.     
 
 Почему-то вспомнилось тогда же, как наше поколение рыдало от глупенькой песенки «Белые розы», которую божественным голосом пел Юра Шатунов. Это рыдали наши души, потому что подсознательно все понимали, что после знаменитой Перестройки мы потеряли родину и тоже были выброшены чуть ли не голыми на мороз. И многие не выжили, так и замерзнув в холодном времени. Сколько тогда погибло народу, кто-нибудь считал? Это ведь тоже была своего рода блокада, только в ином виде и на всю страну. 
И попросила я Господа Бога нашего от всего сердца (имею право!), чтобы он волей Своей всех, кто погиб и выжил вопреки всему во время  Ленинградской блокады и на этой проклятой войне, поселил на Островах блаженных. Чтобы забыли они там все горести и печали, чтобы не капали невидимые слезы их обид на этот прекрасный Город и на всю нашу страну.
 
  • отрывок из Поэмы о сердце.
 
И вот еще что мне подумалось чуть позже. Не зимой надо цветы класть у стен, а летом каждому петербуржцу высаживать у себя во дворе или на балконе хотя бы один красивый цветок в память о тех, кто прошел блокаду или погиб на войне. И не нужно правильных, но фальшивых лозунгов, плакатов, речей, не надо даже железных памятников погибшим, все это суета сует. Надо просто сердцем о них помнить и передавать эту память сердца из поколения в поколение таким простым действом. Четыре миллиона жителей! Четыре миллиона цветов каждое лето! Дайте красивый пример всем россиянам, и  тогда не только Санкт-Петербург, но и вся страна расцветет радужным цветом. И придет время иное, небывало красивое и радостное.
 
С уважением к читателям, Зинаида Гай. 

Далее

Яндекс.Метрика