Среда, 12.08.2020, 18:37

ЗИНАИДА ГАЙ

Сайт автора книг об энергиях планет в человеке

Меню сайта
Календарь
«  Август 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

НАКАЗ

Эти события случились наяву
 
  1. Октябрь 2002 года.
 
Однажды было мне виденье
И голос Матери Небесной:
«Пойди, найди Собор Успенья…».
Но где, мне было неизвестно.
Во сне собор был очень древним,
Немножко странным был окрас.
И пусть звучит несовременно,
Но просьба Матушки – наказ.
 
Я тот наказ не забывала,
Дни проходили чередой,
И где я только не искала,
Но было все совсем не то,
Что Мать во сне мне показала.
Что ж, я боролась с суетой
И о созвездиях писала
И шла по лестнице витой.
 
Проходит года полтора,
Что для небес одно мгновенье,
И мне давно найти пора
Собор какого-то Успенья.
По небу мчался красный конь,
Земля горела под ногами,
В печальной святости икон
Была заложена программа. 
 
Апокалиптические сны
Все, к сожалению, сбывались,
И Неба лучшие сыны
Увы, на войнах забывались.
Где обрубались все концы,
Там в трубы ангелы трубили,
Церквей ревнивые отцы
Внимали только Даниилу.
 
Ушла Надежда не вчера
И за собой закрыла двери.
А Вера, сводная сестра,
Давно прислуживает Зверю. 
Где мало силы у ядра
Питать любовью атмосферы,
Там в душах черная дыра
Растет по мере недоверья.
 
  1. 7 марта 2004 года. Полнолуние.
 
Весьма причудлива игра
Селены мудрой и Венеры.
 
Люблю стоять по вечерам
На нашем маленьком балконе,
Смотреть, как лунная сестра
Висит на небе как икона.
Она – на черно-синем фоне
Ему так женственно внимала,
А Бог, не много и не мало,
Играл Луне на саксофоне.
 
Сатурн ревниво наблюдал
За внучкой юною, Венерой,
Юпитер яростно пахтал
Дорогу дочке к новым сферам,
А ей бы в Зеркало взглянуть
И утвердиться в красоте.
Прекрасен молодости путь,
Когда на должной высоте.
 
Такая звездная вечеря,
Непостижимая пока,
Но в этой чудной атмосфере
Есть место людям и богам.
Я – зачарованною гостьей,
Остановившись на пути,
Из чувств и слов сплетала мостик,
Чтоб каждый в гости смог зайти.
 
Я любовалась той игрой,
Душой и глазом отдыхала,
И постигая суть миров,
Сама тихонечко вздыхала:
«Куда Луне сражаться с девой,
С ее красою неземной?»,
Тут краем глаза вижу - слева
Листок бумаги. «Бог ты мой, -
 
Вздохнула тяжко, - сколько хлама
Бросает сверху мой сосед!
Как разъяснить мне этим хамам,
Что мусор вниз бросать не след?».
Смотрю, ну вот, опять реклама:
«Агафьи бабушки рецепт».
Зачем он? Тихо вскрикнув: «Мама!»,
Вдруг вижу: с неба льется свет.
 
И свет попал на тот листок,
И я прочесть на нем успела
Подробный адрес церкви той:
Звенигород, Собор Успенья,
Затем: четырнадцатый век.
Какая древность. Ангел мой!
Ты снова дал мне просветленье.
Я знала то, что Ты со мной,
Не слыша ангельского пенья.
 
Я слышу грохот рок-н-ролла
Сквозь женский стон и детский плач,
Подобье ангельского пенья
В местах, где царствует палач.
Но голос ангела не слышу,
Хотя была в церквях не раз,
И если Небо судьбы пишет,
То вряд ли спрашивает нас.
 
3.
 
Простят ли Бог меня и Мать
За то, что не люблю поститься,
В церквях неистово молиться
И кости мертвых целовать?
За то, что верю в купол неба
Намного больше, чем церквям,
За то, что ни кусочка хлеба,
Ни денег нищим не подам?
 
Виновны ли пред небесами
Те, кто не чтили суеты?
Я  - Материнскими глазами
Смотрю на паперть с высоты.
Тут просят не во имя Бога,
Во имя царства Нищеты!
И я пошла своей дорогой,
Ища в себе Его следы.
 
Чей я нарушила покой,
Когда поспорив с небесами,
Еще неопытной рукой
Стихи невнятные писала?
Но по наивности считала,
Что нету дела никакого
Ни небесам до Человека,
Ни человеку до богов.
 
Стихи стихии не напишут,
Но боги стихом говорят,
А человек вслепую ищет
И свой душевный звукоряд,
И тех богов, что управляют,
Мешая чувства заподряд,
Что кодом Винчи расширяют
Спираль небес и строят Ряд.
 
Я жизнь поставила на кон,
Молясь о знаньях сокровенных,
Сама с протянутой рукой,
Но перед Небом я стояла,
Чтобы хрустальною рекой
Те знанья в сердце разлились,
И чтобы понял современник,
Зачем на свет мы родились.
 
Не всем нарушившим Закон
Молчанья Небо отворилось.
Дается Знанье нелегко,
Но мне немного приоткрылось,
Ведь я с пророком Даниилом
Сразилась всем наперекор
И даже Небо поразилось,
Услышав собственный аккорд.
 
Вдруг стало слишком очевидно,
Что несозвучны небеса.
Так среди ночи яркий свет
Ударит вдруг в твои глаза.
И также точно режет ухо,
И так становится обидно,
Когда имея тонкий слух,
Фальшив талантливый поэт.
 
Ужель подобье, образ Божий
Лишь для того был сотворен,
Чтобы понять про невозможность
Стать богом, в клетке затворен
С Землею-Матушкой навеки,
Что запер некогда пророк,
А Божьи дети, человеки,
Не выйдут даже за порог?
 
Когда помчался бледный конь
И обвенчался с терроризмом,
Родился злобненький дракон,
Себя усилив механизмом
Пророчеств гневных и невнятных.  
Но, понаделав многих бед,
Дракон уходит на попятный,
Ведь я нарушила обет.
 
Обет молчания богов
И умолчания пророков,
Что сбросить тяжесть всех оков
Мы можем волею до срока.
Строку писала за строкой,
Искала собственные ритмы,
Пусть иногда с неточной рифмой,
Но мысль богов лилась рекой.
 
Как много нужно рассказать,
Мы все устали от молчанья.
Чтоб каждый узел развязать,
Нужны и сила и отчаянье.
И каждый бог давал совет,
И мы друг друга понимали,
А боги матричных планет
Мне силы свежие вливали.
 
  1. Середина марта 2004 года
 
Вот, я поехала за город
Исполнить Матушки наказ.
И сыпал мокрый снег за ворот,
И некрасивым был окрас
Небес, безликим был и город,
Знать, горожане много пьют
И, заливая водкой горе,
Детей своих жестоко бьют.
 
А дети, проявляя норов,
Не хором ангельским поют,
И вырастая злобной сворой,
Своих родителей забьют.
Вокруг гниющие заборы
И парк заброшенный, пустынный,
Огонь не вечный, а во взорах
Тоска и серая пустыня.
 
Мы церковь битый час искали,
Прошел, казалось, целый век,
Уж нету мочи, так устали.
Ну что ж, на то и Человек,
Чтоб несмотря на эту трудность
Взойти по лестнице витой,
Пусть даже голосом занудным
Подскажет ум, что все не то.
 
И комья грязи налипали,
Мешая снизу вверх идти,
И только ангел прошептал мне,
Что я уже в конце пути,
Как церковь та открылась взору,
И слезы брызнули из глаз,
Все небо - в солнечных узорах!
Ну вот, и выполнен наказ.
   
Сияла в отсвете сирени
Та церковь теплою зимой.
Видать, пришло другое Время,
Что так красиво, Боже мой!
И хоры ангелов запели
Сквозь тихий выдох или глас:
«Как хорошо, что вы успели
Найти любимый Мой алмаз».
 
Запели сосны на горе,
То символ Матери Небесной.
Когда-то с северных морей
Ледник принес их для Невесты.
Земля в зеленый изумруд
Была наряжена, а сосны
Поют с березками вокруг,
Пока в душе бушуют весны.
 
5.
 
А в церкви восковые свечи
И запах ладана приятный,
Что душу, кажется, нам лечит,
И был там батюшка опрятный.
То был красивейший старик,
Седой, глаза черны и влажны,
И был он занят делом важным:
Он – с прихожанкой говорил.
 
Он был в одежде золотой
И голова белым-бела,
И показалось, он святой,
Как чудотворец Николай.
Мне жаль, что я не прихожанка
И с ним молитвы не творю
Воскресным утром. Ах, как жалко!
И я во все глаза смотрю.
 
Вот, чудотворная икона,
Что не померкла за века,
Сверкает царская корона,
И Сын-царевич на руках.
Я с нею сердцем говорила
И Ей привет передала
От нашей Матушки Небесной.
Икона словно ожила.  
 
Я не просила ни о чем,
Не потому что я не верю…
Тут чей-то взгляд ожег плечо,
Я обернулась, а над дверью,
В углу, любимый лик Его,
Чьи очи радость излучали,
Я посмотрела на Него,
И мы о чем-то помолчали.  
 
Да, непонятно нам порой,
За что нас Небо приласкает,
За что накажет. Над горой
С зарей вечерней опускался
Тот мост, что я всю жизнь ваяла. 
Смотрю, под лестницей витой -
Родник. И очередь стояла
За Материнскою водой.
 
7 марта 2005 года

Яндекс.Метрика